Даниил Карпов
13 лет
г. Нижний Новгород, Россия.
5 778 000 рублей
Сбор закрыт
Саркома Юинга. Требуется Ортопедическая онкологическая операция по замене протеза, Израиль.
Подробнее история здесь
Хочу помочь однократно
100 ₽
300 ₽
500 ₽
1000 ₽
Другие способы перевода
Посмотреть счет Посмотреть отчет

Пожертвование

Категория:

Описание

22222222

Регулярное пожертвование

/ мес.

Категория:
История Даниила

История лечения Дани началась в октябре 2013 года, почти 8 лет мальчик борется за свою жизнь. Долгожданный первый ребенок в обычной семье, рос и развивался по возрасту, даже немного опережая своих сверстников. Ходил в детский сад, развивающие кружки, занимался каратэ. В один из обычных дней маме Светлане позвонила воспитатель из детского сада и сказала, что Даня ударился ногой об стол и сильно плачет. По приезду к маме подошла медсестра из садика и посоветовала съездить в Детскую городскую больницу, сделать рентген ноги. Родители тут же направились в больницу. При осмотре врачу в приемном покое не понравилось, как выглядела на рентгене косточка. Даню решено было отправить в Детскую областную больницу Нижнего Новгорода к онкологу. В больнице Дане сделали КТ и МРТ бедра. На снимках косточка выглядела «как изъеденная кора дерева». Это был плохой знак и маму с ребенком сразу же госпитализировали в онкологическое отделение, для проведения биопсии. Никто не ожидал такого поворота событий, Светлана была в ужасе, ожидая результат гистологии. Самые страшные опасения подтвердились — Синовиальная саркома мягких тканей.

– «Описать что происходило со мной в этот момент невозможно, я постоянно плакала — за что? почему? мой малыш? за мои грехи? Господи, Прости! только не забирай его у нас….»

— рассказывает Светлана.

В НОДКБ Дане назначили курс химиотерапии по протоколу. Для уточнения диагноза результаты биопсии были отправлены на пересмотр в Московскую клинику, и еще один удар — новый диагноз, Саркома Юинга левой бедренной кости, самый опасный вид рака. За все время лечения Даня перенес в общей сложности 11 курсов ПХТ и Лучевую терапию. Агрессивное лечение тяжело давалось ребёнку, но пройдя этот страшный путь, в сентябре 2014 г. Даня смог выйти в ремиссию.

Два года его возили на проверки. Жизнь потихоньку начала налаживаться, все было хорошо. Даня пошел в 1 класс, был очень счастлив наконец-то вернуться к друзьям. Родители подарили Дане младшего братика. За это время Даня очень повзрослел, стал отличным помощником маме. Но едва поступив во второй класс, во время очередной проверки, у Даниила был обнаружен рецидив в мягких тканях. Снова высокодозная химиотерапия, тогда же врачами впервые был поднят вопрос об ампутации ноги из-за рецидива. Но после дополнительного обсуждения с директором института в Москве было назначено эндопротезирование левой ноги.

– «Врачи сообщили мне, что поскольку у сына рецидив и конец года, квоты для лечения нет, и протез возможно изготовить, только за счет собственных средств»

— рассказывает мама.

Деньги на протез собирали всем миром. В семье, где работает один папа, на руках у которого остался младший ребенок, таких денег взять было неоткуда. И вот благодаря поддержке многих неравнодушных людей и фондов, в которые обратилась семья, 21.02.2017 года была проведена долгожданная операция — Даниилу поставили тотальный эндопротез тазобедренного сустава бедренной кости и коленного сустава. Но результат гистологии удаленной кости не порадовал, слишком много «злых клеток» осталось, и Дане назначили еще 8 курсов противорецидивной химиотерапии. В сентябре 2017 года Дане снова удалось победить рак. Ремиссия, и, как положено, раз в три месяца обследование в Москве — проверка и раздвижка протеза. За все время после операции врачи не разрешали разрабатывать ногу и проходить реабилитации.

Коленный сустав у ребенка за 8 месяцев без движения буквально «зарос» и перестал сгибаться. Когда пришло время и Дане нужно было пройти реабилитации, направленные на разработку суставов, это было настолько больно, что Даниил буквально кричал от боли, колено не гнулось совсем. Дане приходилось ходить на прямой ноге. Подросший и повзрослевший ребенок стеснялся своего состояния, какое-то время он ходил без костылей и без трости, пока не начал расти, и не появилась разница в длине ног. В 2019 году после очередной раздвижки протеза у Дани случился вывих в тазобедренном суставе. Раздвижку делать не представлялось возможным, врачи пытались помочь безоперационно, с помощью упражнений, но нужного результата не получили. Вывих причинял ужасные боли Даниилу, лишал возможности двигаться полноценно, передвигался он только с костылями и прыгая на одной ноге. Поскольку разница между ногами была большая, врачи приняли решение заменить протез. Снова выставили счет на непосильную для семьи сумму, снова сборы, обращения в Фонды. В июне 2020 года прошла операцию по замене протеза, убрали контрактуру в коленном суставе, которая не давала сгибать ногу. По-другому закрепили тазобедренный сустав, дополнительно двумя болтами.

– «В день операции вечером меня пустили в реанимацию к Дане, и мне визуально не понравилось как выглядит ножка, бледная и холодная, я спросила врача: „Плчему так?“ Он ответил, что это лучше, чем была бы горячая. Ну, я не врач конечно, но сердце не успокоил такой ответ»

— вспоминает Светлана.

На следующий день после операции, к вечеру, Даниила перевели в палату, а утром его нога выглядела еще хуже: холодная, синюшная, под ногтями черно. Всполошились все, с помощью пульсоксиметра измерили пульс в пальчиках — он отсутствовал. На скорой Даню с мамой отправили в другую больницу, где сосудистые хирурги дважды проводили тромбэктомию. Первый день операция длилась 8 часов, во второй — более 10 часов.

– «Для меня, как для матери, это был Ад. Я только плакала и молилась, не переставая. Я не видела сына 5 суток, он находился в реанимации, врач раз в сутки звонил мне и сообщал о его состоянии»

— вспоминает Светлана.

Когда состояние ребенка стабилизировалось, его перевели в палату и начали консервативное лечение. Оперирующими врачами было рекомендовано вернуться в больницу, где проводили эндопротезирование и заниматься протезом, но по неизвестной причине, маму с сыном привезли совсем в другую больницу, в отделение травматологии. Там были в шоке от такого пациента, как Даня, протез они видели впервые, и не знали, как к нему подступиться. Дальше начались проблемы посерьезнее. Из-за того, что нога была без кровотока почти двое суток, внутри случилось отмирание мягких тканей и обширный некроз в области коленного сустава, плюс интоксикация организма. Врачи отделения травматологии начали серьезный курс антибактериальной и противогрибковой терапии. Звонили в больницу, где Дане ставили протез и просили, чтобы они забрали ребенка на лечение. И только спустя 6 дней мальчика все-таки перевели обратно. Чуть больше месяца там лечили некроз, проводили ежедневные перевязки с пластырем бранолинд и обрабатывали холодной плазмой. В конце июля 2020 года маму с Даней отправили продолжать лечение по месту жительства в Нижний Новгород. Дома Дане продолжали делать перевязки самостоятельно, под контролем участкового хирурга. В Онкологическом отделении Нижегородской областной детской больницы, он получал антибактериальную терапию, там же проводили поэтапную некрэктомию. Рана потихоньку заживала, гранулировала, затягивалась.

В декабре 2020 года на осмотре в Москве, по результатам рентгена выяснилось, что протез снова вылетел из тазобедренного сустава, и произошло это, как оказалось, еще после операции в июне. Доктора в России настаивают на ампутации ноги. Сейчас Дане 13 лет. Он 8 лет находится в постоянной борьбе. Огромная разница в длине ног и вывернутая стопа протезированной ноги, которая практически не имеет чувствительности и опухла. Рана, не затянувшаяся после некроза тканей, открыта и виден протез. Ребенок каждый день подвергается ужасным мукам, связанным с болями. Весь вес приходится на одну ногу. Он не выходит из дома, находясь на домашнем обучении. И теперь, когда оперирующие его врачи, не дают ни единого шанса спасти ногу, он должен принять для себя, что может остаться и вовсе без ноги.

– «Если есть хоть один малюсенький шанс сохранить ногу — я как мать не могу им не воспользоваться»

– решила для себя Светлана и начала поиск клиник, где бы смогли сохранить ногу ее сыну. В Израиле, в клинике Ихилов, готовы принять Даню. Готовы провести Ортопедическую онкологическую операцию по замене протеза и дальнейшую реабилитацию. Сумма лечения для семьи неподъемная.

Поделись этой историей
Помочь можно за 2 минуты
Расскажи о нас в соцсетях